Пересадка головы — мистификация или отсутствие профессионализма
Connect with us

В мире

Пересадка головы — мистификация или отсутствие профессионализма

Итальянский хирург Серджио Канаверо заявил о завершающем этапе подготовки к широко анонсированной операции по пересадке головы программиста из России Валерия Спиридонова — по словам врача, она состоится в декабре этого года.

Как утверждает хирург, ему удалось разработать уникальную методику соединения нейронов головного мозга пациента со спинным мозгом донора. Нервные волокна будут восстановлены при помощи особого материала — полиэтиленгликоля, личной разработки Канаверо, стимулирующей рост аксонов. Мышцы и кровеносные сосуды будут сшиты во время хирургической операции, которая продлится 36 часов с участием 150 врачей, работающих посменно, причем в течение всей операции тела будут охлаждены до 15 градусов, что позволит предохранить ткани от разрушения в отсутствии кислорода. Стоимость операции, по разным данным, составляет от 11 до 20 млн долларов. Деньги Канаверо рассчитывает получить от богатых инвесторов.

Несмотря на сенсационность такого заявления, профессиональные хирурги весьма скептически относятся  к возможности успешного исхода операции. Саму возможность пришить голову к новому туловищу никто не оспаривает. Замдиректора Института хирургии им. Вишневского Алексей Чжао утверждает, что такую операцию способен сделать любой квалифицированный трансплантолог. Однако, сшив крупные магистральные сосуды, можно добиться лишь простого функционирования органов без возможности управления телом с помощью головного мозга. Существование чудо-геля, сращивающего нервные окончания, вызывает серьезные сомнения, так как создание такого препарата требует серьезных усилий и значительного времени, не говоря уже о том, что создать такой уникальный препарат в одиночку, в условиях закрытой лаборатории, невозможно. Тем не менее о работе над таким препаратом ничего не известно. Кроме того, такой гель должен быть протестирован на пациентах, переживших перелом позвоночника, особенно на тех, кто ломает его шейные отделы, например в результате неудачного прыжка в воду. Другими словами, необходимо сначала разработать методику восстановления спинного мозга после повреждения, а затем браться за более сложные операции. Как утверждают специалисты, между разработкой методики по восстановлению спинного мозга и трансплантацией головы должно пройти не менее 3-4 лет, притом что способа лечить последствия таких травм до сих пор не существует.

По мнению заместителя руководителя нейроонкологического центра Министерства здравоохранения Свердловской области Павла Гвоздева, уверенность Канаверо в успехе операции заставляет сомневаться в его профессионализме. По словам итальянского врача, после 12 месяцев физиотерапии пациент поучит возможность самостоятельно передвигаться. Гвоздев назвал это утверждение абсурдным. Во-первых, пояснил он, никаких первоэтапных исследований, подтверждающих возможность такой реабилитации, не существует. Во-вторых, вне зависимости от качества операции, функция нерва полностью не восстановится — это особенность нервной ткани.

Последствия, которые возникают при разрыве нейронов, неизвестны до сих пор, впрочем, вся работа ЦНС во многом остается загадкой. До конца непонятно, почему центральные нейроны при разрыве погибают и не восстанавливаются. И почему в некоторых случаях такая реабилитация происходит самопроизвольно. Даже разработав способ реабилитации нервных окончаний, ученые столкнутся с проблемой правильного сшивания нервных тяжей. Работа нейронов в каждом организме строго индивидуальна, и понять их алгоритмы можно, только проведя тщательное исследование спинного мозга конкретного пациента. Помимо хорошо известных нейронов существуют нервные волокна, отвечающие за диагностику внутренних органов, состава крови и пр. Найти их окончания, чтобы затем сшить с головным мозгом, на сегодняшний день невозможно. О некоторых подсистемах ЦНС исследователи вообще не подозревают. Наконец, современная диагностика не позволяет получать МРТ-изображения на уровне одного нейрона, а информация об активности ЦНС приходит через вторичные данные, такие как повышение потребления кислорода. Для успешного соединения нервных окончаний между головным и спинным мозгом, даже при наличии специального геля, необходимо идентифицировать все нейроны, существующие в спинном мозге пациента, и найти совпадающие пары в спинном мозге донора. Из-за недостаточной точности диагностики соединить каждый нейрон с его парой не удастся, не говоря уже о том, что после такого сшивания нейрон никогда не восстановит свои функции. Кроме того, хирурги просто не умеют обрезать спинной мозг так, чтобы не вызвать физиологической смерти нейронов. Таким образом, утверждение Канаверо о том, что подобная операция, проведенная без предварительной многолетней работы и серии клинических испытаний, имеет 90-процентный шанс на успех, вызывает серьезные сомнения. Профессор кафедры нейрохирургии РМАПО Ираклий Цуладзе пояснил, что на современном этапе соединить головной и спиной мозг просто невозможно. По словам ученого, это слишком нежные структуры, чтобы их можно было сшить, не повреждая на клеточном уровне. «Шансов на успех данной операции, к сожалению, практически нет», — сказад он.

Отметим, операции по пересадке головы — не новость в трансплантологии. В начале XX века американский ученый Чарльз Клод Гатри пришил донорскую голову собаки к другому животному. К голове было подведено полноценное кровоснабжение, она шевелила языком, демонстрировала движения зрачков, однако эксперимент окончился неудачей – двухголовый зверь вскоре погиб. В середине 50-х годов советский ученый-трансплантолог Владимир Демихов разработал собственную методику сшивания кровеносных сосудов и пришил примерно 20 передних частей щенков к телам полноценных собак. Одно из таких двухголовых животных просуществовало почти месяц, а затем погибло вследствие отторжения тканей.

В 70-х годах прошлого века ученые из университета Кейзи (США) под руководством доктора Роберта Уайта пришили голову одной обезьяны к обезглавленному телу другой. Это был первый случай, когда донором выступало не полноценное животное, а обезглавленное тело. Полученный гибрид прожил примерно 1,5 суток. Отметим, в ходе этой операции головной и спинной мозг соединены не были – никаких технологий сшивания таких сложных образований не существовало. Голова демонстрировала активность, но тело было полностью парализовано.

По словам Канаверо, он тоже осуществил пересадку головы обезьяны. Кровеносные системы головы и тела были соединены, однако позвоночник остался поврежденным. Обезьяна прожила 20 часов, после чего животное было усыплено «по этическим соображениям». Впрочем, отчет об этой операции не опубликован до сих пор.

Кстати, в научном обществе заявления итальянского врача не обсуждаются. Профессиональным медикам это неинтересно. Однако объявление о скорой операции вызвало столь широкий резонанс, что члены Итальянской ассоциации нейрохирургов сочли необходимым выступить с официальным заявлением: «Доктор Канаверо не член Итальянской ассоциации нейрохирургии. Его предположения, чисто теоретические, основаны на экспериментах 70-х – провалившихся – доктора Роберта Уайта. Его обезьяна, которой пересадили голову, не показала никакой моторной или сенсорной деятельности. За 45 лет прогресса иммуносупрессии при трансплантации мы добились больших успехов. Но, к сожалению, по-прежнему очень мало достижений в области регенерации нервной системы. Разрезанный спинной мозг в рамках экспериментов и с использованием нанотехнологий не восстанавливает свои функции. Это правда, сырая и чистая. Если есть хотя бы один «человек науки», который может восстановить функцию костного мозга, то есть сделать так, чтобы заставить парализованного ходить, то пожалуйста, срочно нам об этом сообщите. Наши реабилитационные центры заполнены пациентами в инвалидных колясках».

 

 

Click to comment

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply

bodio.ru

еще in В мире

Adblock detector