А.Слудных: Медтехника — традиционная специализация “Швабе”
Connect with us

Бизнес

А.Слудных: Медтехника — традиционная специализация “Швабе”

 На прошедшей в Геленджике конференции “Биотехмед” одной из главных новостей стала мировая премьера микроскопа МИМ-340 производства холдинга «Швабе» (входит в госкорпорацию “Ростех”).  В рамках деловой части программы одно из предприятий холдинга — Уральский оптико-механический завод им. Э.С. Яламова (УОМЗ) подписал ряд соглашений с ведущими вузами страны. Генеральный директор УОМЗ Анатолий Слудных рассказал РИА АМИ о том, какую роль будут играть инновационные технологии в будущем российской медицины.

— Холдинг «Швабе» выпускает большой спектр разнообразной продукции, в том числе, для медицины. МИМ-340 имеет массу различных областей применения, в том числе, в микробиологии. Кстати, что означает его название?

– 340 мм – это размер рабочей зоны хода. А МИМ – это аббревиатура, означающая “микроскоп интерференционный модульный”.

– Большая, кстати, величина хода. Не многовато для биологов, изучающих клетки?

– Да, это много. Это делалось специально под задачи, связанные, прежде всего, с материаловедением. Действительно, для ряда медицинских исследований это избыточно, поэтому сейчас будет, как мы отмечали, запущена целая линейка решений на его основе. Важен не сам МИМ-340 как таковой. А то, что была успешно апробирована технология, на базе которой будут адаптироваться те решения, которые были приняты. Причем не обязательно в микроскопии. Там очень точный предметный стол, который обеспечивает позиционирование. Это важно для ряда промышленных объектов, вплоть до 3D-принтеров, для работы которых могут использоваться некоторые элементы МИМа.

— Какое еще медицинское оборудование выпускает “Швабе” и ваш завод?

— Если говорить о холдинге, то у нас традиционная специализация – это медтехника, являющаяся сейчас магистральным направлением как в самом “Ростехе”, так и в нашем радиоэлектронном кластере. Мы традиционно специализируемся на реанимации и отдельно выделяем блок детской реанимации в неонатологии. Этим направлением мы занимаемся с середины 90-годов. Сейчас мы уже фактически способны своим оборудованием комплексно оснащать палаты интенсивной терапии новорожденных, так называемые intensive ICU Care units. И это мы делаем системно. Новые разработки идут в рамках программы «Стратегия развития гражданского приборостроения в области медицины до 2020 года».

– Недавно рассказывали о том, что с помощью вашего инкубатора удалось в Крыму выходить младенца весом всего 500 грамм.

– Да, наше оборудование позволяет выхаживать новорожденных весом от 500 грамм и даже меньше, правда, там есть другие сложности. Здесь на выставке представлена базовая модель. Она установлена в более чем 250 родовспомогательных учреждениях России. Одна из особенностей техники, которую мы производим, в том, что помимо российской сертификации мы сознательно сразу получаем и европейскую. То есть, начиная с 2004 года, мы имеем сертифицированную систему менеджмента качества. В соответствии с Директивой 13485, мы получаем сертификаты на каждый вид медицинской продукции. Поэтому помимо российского рынка, мы поставляем нашу продукцию за рубеж, в том числе в Европу.

Ряд клиник Германии, Швейцарии, Польши, Восточной Европы оснащен нашим оборудованием. Европа для нас маркерный рынок, но очень важный. Это значит, что мы соответствуем их требованиям. Маркерный он в том плане, что он не очень емкий. Они раньше начали процесс развития этой отрасли. Поэтому там просто объем закупок не столь велик, и не сравним ни с Россией, ни с быстрорастущими рынками Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока, Северной Африки. Тем не менее, это то, что я стараюсь подчеркивать. То, что наша продукция соответствует не только российским, но и международным стандартам.

— В Китае практически нет проводной телефонии, потому что ее не успели развить, а сразу же перешли к сотовым телефонам. Вот если брать такие быстрорастущие рынки, как китайский, вы туда собираетесь поставлять свою продукцию?

– Китайский рынок на самом деле очень закрытый. И с точки зрения продукции того сегмента, в котором мы стараемся конкурировать, это очень тяжело. Фактически, никого на китайский рынок в области реанимации и неонатологии не допускают. Поэтому для нас он не является самым перспективным. Также достаточно закрытыми рынками являются обе Америки: и Северная Америка, и Латинская Америка. Только там проще. У нас есть достаточно стабильные поставки в Перу, Чили, Венесуэлу. В этом направлении мы работаем. Но в Китае, к сожалению, несмотря на кажущийся объем, громадность, действуют очень серьезные ограничения. Фактически зарегистрироваться иностранной компании можно только, если нет собственного производства аналогичных продуктов в Китае.

— Если говорить о ценах, ваш микроскоп обладает характеристиками, которые делают его вполне конкурентоспособным. По каким-то показателям он превосходит другие. А что в плане цены?

— В плане цены нам, конечно же, помогает курс. Но я здесь хочу сказать, что мы подходим к этому вопросу очень точечно, и клиент формирует нашу цену, потому что мы начинаем с нуля. Сегодня мы сделали мировую премьеру, фактически в конце 2016 года, хотя прибор появился еще в 2014 году. Эти два года ушли на технический маркетинг. Я его сегодня упоминал в хорошем смысле этого слова. Нам нужны были практики, нам нужны были, что называется, opinion-лидеры. Те, кто правильно работает с прибором, те, кто может подсказать, как его правильно употреблять, применять, потому что это совершенно новая технология, на внедрение которой уходит долгое время.

То есть, это не массовый продукт. Это все-таки специализированный прибор для соответствующих учреждений, будь то медицинского или промышленного профиля, или для применения в материаловедении. Мы сознательно очень долго работали над практиками. Сегодня вы видели на презентации, что наши референтные группы очень-очень серьезные. В сфере медицины — это ведущие центры страны. И сейчас надо уже подталкивать коммерческую раскрутку, потому что, на самом деле, это огромная пропасть от идеи до промышленного производства и дальше до коммерциализации. Это действительно очень тяжелый этап. Я считаю, что мы его в значительной степени прошли. Это колоссальные усилия и команды технической поддержки, и команды разработчиков, и команды продавцов. Поэтому я надеюсь, что сейчас мы уже придем к такой хорошей коммерческой эксплуатации, и это позволит нам формировать и цену рынка.

Но, в любом случае, у нас есть конкурентные преимущества, потому что мы – российский производитель. Да, мы дешевле западных аналогов, спасибо курсу. Спасибо тем экономическим условиям, которые есть. Все это говорит о том, что мы будем готовы успешно продвигать продукт и на внешних рынках.

— Уральский оптико-механический завод изначально предприятие ВПК? Какую еще продукцию выпускаете?

– Базово, да. Это оборонное предприятие оптико-электронной отрасли. Это фактически вся оптика для самолетов, вертолетов, кораблей. Это одно направление. Но традиционно мы с советских времен занимались геодезическими приборами. Данное направление сохранилось. У нас огромная доля приборов для городского хозяйства, начиная от управления движением: светофоры, знаки. Они и в Москве сейчас, и в городах России, и за рубежом. Но сейчас доля медицинской техники в гражданской продукции, скажем, по итогам 2016 года, ожидается на уровне 60%. Поэтому это сейчас действительно самое большое направление, которое мы развиваем, и я считаю, что определенных успехов мы здесь добились.

— Это предельный уровень конверсии? Или он может быть еще выше?

— Он будет повышен. И здесь уже о конверсии нельзя говорить, таких задач не стоит. Это самостоятельное бизнес-направление, которое действительно имеет потенциал к росту. Появляется новая техника, в том числе появляется и та, которую мы просто локализуем, потому что есть различные рыночные стратегии. Мы идем, что называется, параллельными путями, и те медицинские приборы, которые появились, а мы только за этот год запустили пять новых, уже получили регистрационные удостоверения.

Мы считаем, что команда разработчиков в этом году достаточно неплохо себя показала в данном направлении. И, прежде всего, это направление фототерапии. У нас данное направление серьезно расширилось. Это то, что сегодня востребовано, и это – один из наших «коньков» в области неонатологии, потому, что сегодня потребность в таких приборах и их модификациях растет, как растет и их эффективность. То есть это то, над чем мы работаем, как над одним из магистральных направлений.

— Возможность выпуска МИМ-340 составляет три штуки в месяц, а потребность и рынок медицинских микроскопов большого разрешения, который вы собираетесь занять, около тысячи аппаратов в год. Как совместить эти цифры?

— Это будут более простые аппараты для прикладных исследований. Потому что сейчас МИМ-340 —очень серьезный аппарат для фундаментальных исследований, который не является, конечно, штучным товаром, но и не может производиться сотнями и тысячами единиц. Однако существует потребность в более компактных, портативных приборах на основе этой технологии. И их количество может быть очень существенно, потому что и учебные заведения, и специализированные лаборатории в них заинтересованы. Конечно, десятками и сотнями тысяч как личные автомобили их штамповать не будут, но их количественная составляющая существенно повысится.

Click to comment

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply

bodio.ru

еще in Бизнес

Adblock detector