Главный детский эндокринолог: «В XXI веке карликов быть не должно»
Connect with us

Бизнес

Главный детский эндокринолог: «В XXI веке карликов быть не должно»

Бюджеты различных уровней оплачивают лечение препаратами гормона роста детей с гипофизарной карликовостью. Но государство не покрывает стоимость препаратов гормона роста для детей с синдромом Шерешевского-Тернера, с гистационными нарушениями роста и рядом других заболеваний. Родители детей с этими заболеваниями вынуждены приобретать лекарства самостоятельно. 

«Гормон роста – революция в медицине»

Государственный бюджет оплачивает лечение детей, у которых обнаружена гипофизарная карликовость – заболевание, при которой гормон не вырабатывается в эндокринной железе – гипофизе. «Готовой курс лечения одного пациента с соматотропной недостаточностью (гипофизарной карликовостью. — РИА АМИ) обходится в $10 тыс. Эти препараты обеспечиваются за счет государства», — подчеркнула главный детский эндокринолог Минздрава России, директор Института детской эндокринологии, президент Российской диабетической ассоциации Валентина Петеркова.

По ее словам, для таких пациентов возможность получать препараты является настоящим спасением. «Гормон роста – это революция в медицине. Получение биологических препаратов генно-инженерным путем позволило лечить ранее неизлечимые заболевания», — сказала она.

За четверть века серьезно расширился и круг пациентов, охваченных терапией. В 1990 году, когда в Советском Союзе только начинали лечение гормонами роста, во всей стране курс прошли 27 детей. На сегодняшний день только в Институте детской эндокринологии ЭНЦ РАМН на лечении находятся 2 тыс. детей. Всего по стране такое лечение получают 5 тыс. пациентов.

«В XXI веке карликов быть не должно», — считает Петеркова. Ведь карлик, даже взрослый, — это инвалид. Он не может самостоятельно открыть форточку, расплатиться в магазине. И даже с экономической точки зрения государству выгоднее пролечить таких детей, а не тратить средства на их содержание. После курса лечения дети достигают среднего роста и становятся совершенно нормальными челнами общества, отмечает специалист. По статистике, 30% из них впоследствии получают высшее образование.

Соматотропин – гормон роста – влияет не только на рост. Он стимулирует обменные процессы во всем организме – усиливает синтез белка, способствует снижению отложения подкожного жира и увеличению мышечной массы. После прохождения курса лечения метаболической дозой препарата пациенты чувствуют себя гораздо лучше – проходит синдром хронической усталости, повышается работоспособность. Для женщин же этот гормон важен для поддержания менструальной функции и репродуктивного здоровья.

Соматотропин за деньги

Кроме льготников, есть большая группа пациентов, которые вынуждены сами оплачивать препарат. Дело в том, что гормон роста не входит в стандарты лечения некоторых заболеваний, таких как синдромом Шерешевского-Тернера, однако практика и международные рекомендации показывают пользу от введения гормона в метаболических дозах.

Пока на федеральном уровне льгота таким пациентам не предоставляется, и родители вынуждены сами покупать недешевые лекарства для своих детей. Чем старше ребенок, тем выше требуется доза и, следовательно, больше препарата уходит на курс терапии.

«Например, при лечении пациентов с синдромом Шерешевского-Тернера, стоимость курса будет выше $10 тыс.», – подчеркнула Петеркова. Лечение 12-летнего ребенка требует 1,5 раза большую дозу гормонов, чем при лечении гипофизарной карликовости.

В Санкт-Петербурге 130 пациентов с гипофизарной карликовостью получают гормоны роста бесплатно и около 70 пациентов с синдромальной формой дефицита гормона роста лечатся за свой счет. Об этом рассказала профессор кафедры эндокринологии СЗГМУ им. И. И. Мечникова, главный внештатный детский специалист-эндокринолог комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга Елена Башнина. И такая картина наблюдается по всей стране.

Что выбрать?

Перед родителями, вынужденными платить за препараты гормона роста из своего кармана, неизбежно встает проблема выбора. Немаловажную роль при этом играет стоимость соматотропного гормона.

Если раньше лечение обходилось в круглую сумму и позволить его могли далеко не все, с появлением биоаналогов соматропина снизилась и цена курса терапии. Первым генно-инженерным препаратом соматропина стал Генотропин производства Pfizer. Биоаналог Омнитроп компании Sandoz появился на рынке 10 лет назад. Сейчас же на российском рынке представлено около десятка препаратов гормона роста (Нордитропин, Растан, Сайзен, Хуматроп и т. д.), часть из которых российского производства.

Поскольку гипофизарная карликовость входит в программу «7 нозологий», медикаменты для ее лечения закупаются централизованно Минздравом и финансируются из федерального бюджета. Но в некоторых случаях пациентам требуется препарат совершенно конкретного производителя. Например, когда значение имеет форма выпуска или дозировка. Такие препараты для конкретных пакетов приобретаются за счет региональных бюджетов.

«В особых случаях при некоторых негативных реакциях пациента на тот или иной препарат, который он получает, можно рекомендовать его замену. И в качестве приоритетного можно выбрать биоаналог, который отвечает всем международным стандартам по отсутствию побочных эффектов», — говорит Елена Башнина. — В процессе производства биоаналога оригинального препарата гормона роста в ряде случаев улучшаются его свойства, в частности, увеличивается длительность хранения».

Click to comment

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply




еще in Бизнес

Adblock detector