open 25 мая 2016 Архив

Новости


Сергей Калашников: «Закон об охране здоровья вполне приемлем как декларация, но не как руководство к действию»
   06 апреля 2012 12:49

Wide_s.kalashnikov_3

За несколько месяцев работы в должности председателя комитета Государственной Думы по охране здоровья Сергей Калашников уже привлек всеобщее внимание своими инициативами и резкими заявлениями. Комитет под его руководством готовит законопроект о запрете рекламы лекарств, он сам регулярно критикует работу Минздравсоцразвития и подготовленный ведомством в прошлом году закон об охране здоровья граждан, деятельность фонда ОМС, и в целом требует навести порядок в здравоохранении. Сегодня С.В. Калашников — в эксклюзивном интервью нашему агентству. Сергей Вячеславович, вы неоднократно критиковали принятый в прошлом году закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». В чем, по вашему мнению, его недоработанность, и как теперь исправить ошибки законотворцев? Закон об охране здоровья вполне приемлем как декларация, но не как руководство к действию. Именно поэтому мы его и критикуем. Новый закон не является законом прямого действия. Это – рамочный документ, для практической реализации которого следует принять более сорока законодательных актов. Чтобы он заработал, нужны поправки в соответствующие законы и новые нормативные акты, которые еще даже не подготовлены и не внесены в Госдуму. Не говоря уже о ведомственных нормативах – а их еще семь десятков, – которые тоже необходимо принимать. Кроме этого, в нем есть целый ряд ошибок, которые нужно в срочном порядке исправлять. Не могли бы вы привести примеры таких ошибок? В законе много говорится о профилактической медицине, но в соответствии с законом, санаторно-курортные учреждения перестали быть учреждениями здравоохранения. Это позволяет перепрофилировать такие учреждения и начать распродавать землю, которая расположена в уникальных рекреационных зонах. Кроме того, закон серьезно увеличивает налоговую нагрузку на них. Таким образом мы ставим под удар восстановительную медицину, которая является важнейшим элементом здравоохранения. Декларируя важность профилактической медицины, принятый документ не говорит, как обеспечить ее функционирование. А закон «Об обязательном медицинском страховании» вообще не предусматривает превентивную медицину как таковую. Имеется и ряд других противоречий, например, в вопросе донорства органов. Закон «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» также, по вашему мнению, несовершенен? Закон об ОМС выхолащивает саму идею страхования. Главный его недостаток в том, что он сохраняет посредника между Фондом обязательного медицинского страхования и медицинской организацией. Прописанные в законе организации медицинского страхования получают из фонда ОМС деньги, но при этом не осуществляют ни должного контроля, ни должного финансирования. И самое главное, закон об ОМС полностью игнорирует профилактическую медицину. На это просто не предусмотрены средства. То, что преподносится как достижение этого закона – создание одноканальной системы финансирования – вызывает множество сомнений. В общем, этот документ существенно подрывает позиции страховой медицины. Снова нужны поправки? Недоработки можно устранять разными путями. Очевидные ошибки следует в срочном порядке исправлять, внося поправки в соответствующие законы. Для более серьезных изменений законодательства нужен анализ правоприменительной практики. Только с учетом его можно готовить новые законопроекты и радикально исправлять старые. На сегодняшний день в российском обществе нет согласия по вопросу о том, какая модель медицины предпочтительнее. Пока в России идет дискуссия на эту тему, затруднительно подготовить и системные законы. Поэтому стратегия Комитета Государственной Думы по охране здоровья заключается в том, чтобы, с одной стороны, с помощью поправок устранять явные несуразицы законодательства, с другой – вести работу по совершенствованию как организации здравоохранения в общем, так и его отдельных отраслей. Я думаю, что Министерство здравоохранения и социального развития самым активным образом включится в эту работу. Когда люди закрывают глаза на очевидные проблемы, это неправильно. Вы уверены, что ваши взгляды близки собственно медработникам? Давно общались с простым лечащим врачом? Буквально на прошлой неделе был в поликлинике при Первом медицинском институте. Врачи задают вам проблемные вопросы? Конечно. Медицинское сообщество одно из наиболее социально активных. От врачей мне поступает огромное количество вопросов. При этом медики не только говорят о проблемах, но и готовы предложить пути их преодоления. Вот только один пример. Недавно со мной общался бывший руководитель департамента социального страхования одного из крупных российских городов. Он предложил интересную схему организации социального страхования. Эта схема была внедрена в жизнь и успешно функционировала в ряде городов до 2004 года, однако впоследствии в силу разных причин от нее отказались. А жаль, она была весьма эффективна. Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее. Действующая у нас система обязательного медицинского страхования ориентирована на то, чтобы умножать больных. Чем больше человек болеет, тем больше денег получают страховая организация и поликлиника. Иными словами, все заинтересованы в том, чтобы человек болел долго и много. Эффективность системы здравоохранения нужно оценивать по здоровью граждан. В этом городе была создана система взаимного врачебного контроля, при котором оценивалось восстановление пациента после болезни. Схема была построена на противопоставлении поликлиники и стационара. Ведь сейчас поликлиники заинтересованы в том, чтобы пациенты приходили к ним, а недолеченных больных просто направляют в стационар. Предложенная же моим собеседником схема предусматривала взаимный контроль и взаимодействие в вопросах финансирования. Это интересная идея. На мой взгляд, к этой модели можно прийти в масштабах всей страны. А почему все-таки от этой системы отказались? Причины довольно банальны. На местный рынок пришла крупная страховая организация, за которой очень сильный административный ресурс. В конечном итоге, этот руководитель ушел с должности. Как увеличить долю ВВП, которая идет на финансирование медицины? В 2012 году на эти цели выделяется 3,7%, и это ниже чем в прошлом. Во всех странах мира этот показатель в разы больше. Этого, конечно, очень мало, но увеличивать этот процент в нынешней ситуации совершенно бессмысленно. Давайте вспомним, что в последние четыре года в здравоохранение были направлены колоссальные деньги. Но качество медицинского обслуживания не улучшилось. Это значит, что выделенные средства расходуются неэффективно. Прежде чем увеличивать прямое финансирование, нужно сделать так, чтобы ни один рубль не пропадал. Чтобы не были ситуации, когда томограф одного и того же класса в одном регионе стоит 800 тысяч долларов, в другом – 8 миллионов. По вашему мнению, в этом виновата пресловутая коррупционная составляющая? Не будем углубляться в вопрос, кого следует хватать за руку. Но я не могу понять, почему нельзя организовать закупку томографов централизованно. Это исключило бы возможности приобретать оборудование по завышенной цене. Однако проблема не только в этом. Мы закупаем очень дорогое высокотехнологичное медоборудование, которое так и не видят пациенты. Потому что неожиданно выясняется, что для его установки нет специальных помещений, нет специалистов, которые умеют его обслуживать и т. д. То есть первое, что нужно сделать, – навести порядок. Когда наведем порядок, можно увеличивать и отчисления в сферу здравоохранения. Высокотехнологичные приборы, конечно же, необходимы, но не будем забывать, что все должно развиваться соразмерно. Например, у нас очень тревожная статистика по оснащению районных поликлиник: 30% лечебных учреждений в России не имеют воды, 8% – горячей воды, 7% – и канализации. А ведь мы живем в XXI веке! Комитет подготовил проект закона о запрете рекламы лекарств в СМИ. А как же тогда люди будут получать нужную им информацию? Реклама лекарственных средств должна осуществляться только в специализированных изданиях или на специализированных профессиональных мероприятиях. Адресная аудитория такой рекламы – врачи. Распространять рекламу лекарств по телевидению, радио, в печатных изданиях недопустимо. Во-первых, это провоцирует самолечение. Во- вторых, создает искаженное представление о возможности борьбы с недугом. Кроме того, реклама часто противоречива и недостоверна. Но ведь рекламу какого-нибудь лекарства сопровождают предупреждением о наличии противопоказаний и необходимости консультации специалиста, этого требует закон. Если меня отсылают к специалисту, то специалист, исходя из индивидуальных особенностей моего организма и особенностей заболевания, сам сориентируется, какое мне лекарство прописывать. На мой взгляд, получается полная бессмыслица. Реклама побуждает приобрести лекарство, но при этом отправляет человека к врачу. Следовательно, предполагается, что люди не слышат вторую часть рекламы и покупают препарат. Это создает другую большую проблему, связанную с самолечением или неадекватным лечением. По сути, сегодня людей все больше мотивируют не ходить к врачу, а лечиться самому, черпая «знания» из рекламы. В средней российской аптеке продается около 5 тыс. препаратов. Рекламируется от силы тридцать. То есть все отечественное здравоохранение сводится, по сути, к этим тридцати лекарствам. Но это же смешно. Не думаете ли вы, что запрет на рекламу лекарств изменит рынок лекарственных препаратов? На мой взгляд, реклама не имеет к рынку фармы никакого отношения. Пять-десять наиболее агрессивных компаний продвигают свои продукты, не более. Поэтому за рынок можно не беспокоиться. Очень часто связывают запрет на рекламу лекарственных препаратов с запретом отпуска лекарств без рецепта. Еще один жупел, муссируемый в прессе. Это две разные вещи, никак не связанные между собой. Комитет Государственной Думы по охране здоровья призывает к тому, что нужно наводить порядок в сфере рецептурного и безрецептурного отпуска лекарств. То, что сегодня у нас безрецептурно отпускается 53% всех лекарств, ненормально. Это очень высокая цифра, не характерная для развитых стран. Многие из препаратов, которые в других странах не могут отпускаться без рецепта, у нас находятся в свободной продаже. Это вопрос чисто технический. Минздравсоцразвития вполне может навести здесь порядок. Если министерство в чем-то недорабатывает, то это не означает, что есть какие то методические трудности. Еще отмечу, что Минздравсоцразвития зачастую поверхностно подходит к вопросу безрецептурного отпуска того или иного препарата. Например, в свободной продаже оказались кодеиносодержащие препараты, которые во всем мире вы не купите без рецепта. Противники закона часто пугают тем, что с его принятием человеку, у которого заболела голова, придется идти к врачу и выстаивать очередь. Но никакого отношения запрет рекламы к отпуску лекарств без рецепта не имеет. Как продвигается закон в Государственной Думе? Мы понимаем, что прохождение закона о запрете лекарственных препаратов будет трудным. Уже сегодня мы испытываем колоссальное противодействие. Нужно понимать, что реклама лекарственных средств только на телевидении занимает 60% всей рекламы. СМИ, конечно же, не заинтересованы в уходе с рекламного рынка фармацевтических компаний. Противодействие существует и на официальном уровне. Но в Комитете по охране здоровья готовы к тому, что прохождение закона будет очень непростым. В ваших планах – создание общественной «площадки» для обсуждения всех этих проблем. Кто должен быть представлен там – законодатели, члены Общественной палаты, представители медицинского сообщества? Здравоохранение – сложная система и создать для нее общественную «площадку» непросто. Это можно было бы сделать на базе Министерства здравоохранения и социального развития – органа государственной власти, обеспечивающего нормативное обеспечение здравоохранения. Но на сегодняшний день такой инициативы от Минздравсоцразвития еще не исходило. Поэтому мы считаем, что такой общей «площадкой» могла бы стать Государственная Дума вместе с Общественной палатой и с Российской академией медицинских наук (РАМН). При этом приоритет я отдаю именно ученым. Все-таки в РАМН собраны наиболее сильные специалисты в области медицины. Именно ученые академии должны разработать модель организации здравоохранения в Российской Федерации. Депутаты же оформят законодательно выдвинутую специалистами модель, которая прошла общественное обсуждение и учитывает интересы всех социальных групп. Мы готовы прислушиваться ко всем. У каждого своя точка зрения, но только на основе общего мнения можно выработать правильный путь развития. Я готов активно сотрудничать с медицинскими средствами массовой информации и держать общественность в курсе тех или иных инноваций, которые рождаются в нашем комитете. Беседу вел Дмитрий Олишевский.

комментарии
Авторизируйтесь, чтобы оставить комментарий

Email:

Пароль:

Войти
запомнить меня
АВТОРИЗАЦИЯ
Off


запомнить меня
РЕГИСТРАЦИЯ
Off



ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПАРОЛЯ
Off